Школный референдум 1937

From Вікіпедія
Jump to navigation Jump to search

Школный референдум в року 1937 быв плебисцит, организованый школныма урядами в Подкарпатской Руси, в котром родичове мали выбрати межи двома граматиками, хоснованыма в чехословацкой добѣ в школах Подкарпатской Руси при выучованю русинского языка.

Языкова традиция дочехословацкой добы[edit | edit source]

Од первых выданых граматик (1830, Лучкай) русинскый литературный язык розвивав ся в едной традичной линии: приближѣня од своей основы, церковнославянского языка, ку народному з непремѣнным етимологичным правописом аж до чехословацкой добы (1919–1939). О том свѣдчать и слова самого А. Волошина.

А. Волошин, О письменном языцѣ..., с. 3.

Языковы ориентации и граматикы в чехословацкой добѣ[edit | edit source]

Украинска ориентация[edit | edit source]

Подля ст.11 Сен-Жерменского договора (1919), з котрой тота клаузула перешла до Генералного штатута, дочасного конштитучного закона Подкарпатской Руси, и до §6 чехословацкого закона ч.122, в Подкарпатской Руси мав быти скликаный Сойм, еднов из задач и правом котрого было "унормовати язык той територии так, обы не розрывати едность з Чехословацков републиков". Але обѣцяного Сойму не скликали аж до року 1938.[1]

Намѣсто того чехословацка влада, нарушаючи закон, взяла школну справу в свои рукы. До края были масово населены иммигранты з востока, котры достали учительскы посты. В чешской пресѣ публиковали ся статьи и брожуры, твердившы, же в Подкарпатю Чехы мають лем едну прихылну им орьентацию — украинску (малоруську), и на тоту мусять операти ся.[2] Главным иншпектором школной справы Подкарпатской Руси быв менованый Чех Йозеф Пешек, котрый нараз покликав до Ужгороду из Галичины Ивана Панькевича, котрый достав практично монополне право регуловати язык в школной выуцѣ и в официалной документации. Панькевич взяв ся за выпрацованя граматикы, котра бы застачила переход од мѣстных диалектох ку литературному украинскому языку.[3] Граматика вышла року 1922 и перевыдавала ся два раз (1927, 1936), каждый раз вецей очищаючи ся од мѣстных диалектизмох и приближаючи ся ку украинскому литературному языку.[4]

Традична ориентация[edit | edit source]

Року 1924 Евмений Сабов под крылом Общества А. Духновича выдав модернизовану традичну граматику. Окрем того, в традичном духу была написана граматика А. Волошина про зачаточну школу (1919). И едну и другу одобрив авторитетный чешскый слависта Иржи Поливка, котрого ся опросив пражскый министер културы. Учительскый зъѣзд року 1923 (Берегово) голосовав за граматику Волошина (544 голосы), за граматику Панькевича дали 2 голосы. Подобны протесты были на далшых учительскых зъѣздах, як тыж и од Общества А. Духновича.[5]

Противна сторона борола ся за "свою правду", аж и озброеным атентатом на автора граматикы Е. Сабова, котрый став ся 1. юна 1930.[6]

Уважаючи на протесты чехословацка влада дозволила граматику Е. Сабова до хоснованя в школах, але аж року 1936.[5]

Референдум-1937[edit | edit source]

Року 1937 проблема обострила ся до такой мѣры, что в 14. септембра на росказ министра школства Чехословакии в «руськых» школах Подкарпатской Руси одбыв ся референдум. Родичове школоповинных дѣтей мали выбрати межи двома граматиками: Панькевича и Е. Сабова. За Сабова было 313 (73,3%), за Панькевича 114 (26,7%) голосох.[7][8]

На Верховинѣ и в Гуцулщинѣ выбрали Панькевича, в долинѣ Сабова, а в народностных "неруськых" школах не голосовали. Напримѣр, в Березнянском окрузѣ 30 школ были за Сабова, а другы 30 за Панькевича; в Раховском окрузѣ з 29 школ были 19 за Панькевича, а в 10 школах не голосовали; в Береговском окрузѣ з 20 школ были 5 за Панькевича, 2 за Сабова, а в 13 школах не голосовали.[9]

Еще и в року 1937 про 4/5 обывательства края зоставало понятя "украинскый" еще все чужым.[7]

Реакция на референдум[edit | edit source]

Задоволены резултатами референдума были чешска влада, же рѣшила проблему демократичным способом, и сторонникы традичной граматикы. Незадоволена была украинска сторона и комунистична партия.[10]

Украинска сторона и комунисты зобрали 17. октобра 1937 митинг в Ужгородѣ, де выступив А. Волошин и О. Борканюк, и было пропоновано проголосовати за то, обы во всѣх школах Подкарпатской Руси украинский язык став языком выучбы. Позднѣйше тото митингове голосованя коммунисты и украинофилы назвали «сполоченскым референдумом».[11]

Жерела и одказы[edit | edit source]

Референции[edit | edit source]

  1. Магочій, Павло Роберт. Формування..., с.85.
  2. А. Пушкаш. Цивилизация или..., с. 91.
  3. А. Пушкаш. Цивилизация или..., с. 92.
  4. Магочій, Павло Роберт. Формування..., с.87.
  5. 5,0 5,1 Магочій, Павло Роберт. Формування..., с.88
  6. Атентат на Е. Сабова, с. 46 укр.
  7. 7,0 7,1 Pop, Ivan. Malé dejíny Rusínov, с.100.
  8. Магочій, Павло Роберт. Формування..., с.137.
  9. А. Пушкаш. Цивилизация или..., с. 123.
  10. А. Пушкаш. Цивилизация или..., сс. 123-124.
  11. Годьмаш П., Годьмаш С. История республики Подкарпатская Русь. Гл.10.