Мария Пуйманова

Матеріал з Вікіпедія
Перейти до навігації Перейти до пошуку


Мария Пуйманова
Marie Pujmanová
Уроджѣня Marie Hennerová
юна 5, 1893(1893-06-05)
Прага
Умертя мая 19, 1958 (64 р.)
Прага
Погреб Вышеградскый теметов
Занятя писателька, новинарька
Язык творов чешскый
Народность Чешка
Подданство Австро-Мадярщина, Чехословакия
Час творбы 1909–1958[1]
Вызначны роботы Люде на роспутю, 1937,
Игра з огньом, 1948,
Живот против смерти, 1952
Одзнакы Народна умѣлкыня, 1953

Мария Пуйманова, (чеш.) Marie Pujmanová, роджена Геннерова, (8. юна 1893, Прага,[2] Австро-Мадярщина19. мая 1958, Прага) была чешска писателька и новинарька. Лавреатка Державной награды в роках 1937, 1948, 1951, 1953, 1955.[3] Носителька честного титула народна умѣлкыня (1953).[4]

Биография[едітовати | едітовати жрідло]

Ей отець, Камил Геннер ст., правник, быв универзитным професором на правницкой факултѣ Карловой универзиты. Брат, Камил Геннер мл., став ся вызнамным неврологом.[5]

Понеже была слабого здоровя, освѣту достала приватно, а ей учительом литературы быв Франтишек Ксавер Шалда, вызнамный литературный критик и писатель.[1]

8. юна 1912 оддала ся за Властислава Затку, сына заможного адвоката, а жила в Чешскых Будейовцях.[6] Але тото манжелство скоро ся закончило ей нервовов хворотов и розводом.

Другый раз оддала ся в року 1919 за Фердинанда Пуймана, професора конзерватории, драматурга и режисера оперы Народного театра в Празѣ. Мала з ним двох сынох: Войтеха (1921), природника, и Петра (1929), прозаика и перекладателя. Выступовала яко публицистка и театрална критичка, много вандровала. Поступно ся одклоньовала во своих позициях од христианского социализма и од 1930-х рокох, видячи наслѣдкы господарской кризы, приклоньовала ся ку поглядам комунистичным.[1]

В року 1932 навщивила СССР и выдала книгу Погляд на нову державу (Pohled do nové země),[7] в котрой говорить о своей вѣрѣ в «свѣтло з востока».[8]

1930-ы рокы тяжкой економичной кризы стали ся переломныма и в животѣ Пуймановой, она зближать ся з комунистами,[8] и ей далша творба зачинать быти значно идеово овплывнена.[1]

Од року 1956 терпѣла на рецидивны запалы плюц, што ся стали причинов ей смерти. Погребена на вышеградском теметовѣ Славин.[1]

Творба[едітовати | едітовати жрідло]

Мария Пуйманова дебутовала в роках 1909-1910 во выдавательствѣ Новина, де в его периодиках публиковала малы прозы, фейтоны, глосы.[1] Первы ей литературны творы, одобраны редактором Ф. К. Шалдов были Децемброве повѣданя (1909) и повѣданя Вѣрино пятнадцятьроча (1910). Уже в первых творах зачав ся вырисововати ей метод: тонкый психологичный опис стану героя, его чутьох, думок, чинох.[9]

Ей творчый метод не застарѣв, он е цѣлком модерный. Найблизшый е ку импресионизмови, котрый подносить вартость первого доятя, рисуючи тоты доятя и чутя через конкретны детайлы, урывковиты моменткы, вонкашны проявы, схоплюючы и фиксуючы динамику стану героя.

Аникина Т. Е.: автореферат диссертации, 2003

В ранной творбѣ Пуйманова рисуе живот пражской интелигентской родины, в 1920-х роках до сферы ей творбы додавать ся живот простых людей, хоть зась лем переважно его моралны и психологичны стороны, але уже в романѣ Пациентка дохтора Гекла (1931) главны поставы умѣщены до широкого сполоченского и цѣлодержавного контекста.[9]

Главне мѣсто в творбѣ Пуймановой занимать роман-трилогия Люде на роспутю (1937) – Игра з огньом (1948) – Живот против смерти (1952), указуючый сполоченско-политичну историю Чехословакии в роках 1918–1945.[10] Роман Люде на роспутю (1937) быв зачаточно задуманый як «розлеглый образ добового сполоченства, якый мав подати поставу Батьового сына, як носителя техничного прогреса», але под вплывом теории соцреализма, з котрым ся авторка освоила, перемѣнив ся на конфронтацию пролетарского и буржоазного свѣта.[1] Тоту перемѣну остро видко в серединѣ роману, коли главный герой, Онджей Урбан, по закончѣню школы лишать Прагу и одходить гледати щастя на фабрицѣ промысловой империи Казмара (прототипом котрого быв Батя). Во двох далшых романах трилогии, дописаных уж в сталинской добѣ, идеологичный замѣр переважать над умѣлецкым, на передину ся высувать нитка историчных подѣй и колективны судьбы.[1] Еще ай барз прихылна ку Пуймановой совѣтска критика мусить признати, же

...в дакотрых частях романа Живот против смерти индивидуална логика вывоя образа замѣнена абстрактнов логиков. Ту намѣсто драматичного зображѣня даколи прийде статичный опис (то ся тыче рисованя совѣтскых реалит, котры про писательку были недоста познаты); лиричне авторске повѣданя, повне тепла, гумора и поетичности, нараз уступить ся дѣловому переповѣданю, а на стороны романа приходять схематичны поставы.

И. Бернштейн. Светлый и мужественный талант, с. 17.

Жерела и одказы[едітовати | едітовати жрідло]

Референции[едітовати | едітовати жрідло]

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 1,5 1,6 1,7 Marie Pujmanová: Prozaička, publicistka, básnířka.
  2. Matriční záznam o narození a křtu farnost při kostele sv.Štěpána na Novém Městě pražském
  3. Seznam laureátů literárních cen na webu Ústavu pro českou literaturu AV ČR– лоступне онлайн
  4. Malá československá encyklopedie. Svazek 5., Pom–S. 1. vyd. Praha: Academia, 1987, 998 s. [Гасло «Marie Pujmanová» е на с. 208.]
  5. Opelík, Jiří. Marie Pujmanová. //Lexikon české literatury, P-Ř. Vyd. Academia, Praha, 2000. ISBN  80-200-0708-3. С. 1163.
  6. Národní politika, 3.6.1912, s.3, Oznámení sňatku (dostupné online v NK ČR)
  7. Пуйманова Мария.
  8. 8,0 8,1 Бернштейн И., сс. 6-7.
  9. 9,0 9,1 Аникина Т.Е.
  10. УСЭС, том 3, с. 17.

Тоты даны суть часточно або цалком основаны на перекладї статї Marie Pujmanová на чеській Вікіпедії.